?

Log in

Aug. 19th, 2016

Интересные воспоминания.  Интересно следить, как они пролетают с космической скоростью в голове, на мгновенье окатывая зиминими лучами холодного солнца все пространство внутри.  Я даже чувствую аромат снега, сухих и холодных корней деревьев.  Пар изо рта.  Быстрый шаг в сторону метро по знакомой дороге.  Улыбка.  Глаза слезятся от мороза и ветра.  Мне хорошо.
Три года странного общения, будто бы что-то из прошлого ворвалось в дверь, поскрипывают петли, раскачивается калитка на ветру.  И потом все замерло.
Много-много энергии за спиной.  Вихревый поток, словно за самолетом след.

Read more...Collapse )
Существуют зимние вечера, когда глядя на закат цвета талого леденца, на сердце ложится томная печаль и слышна мелодия стеклянной флейты.  На горизонте облаками покоятся мечты, а воздух режет легкие своим чувственным холодом.  И хочется остаться укутанным в закатное золото и дымку предвечерней тишины.

А еще замечаю, что люди, не умеющие выбирать обувь и ухаживать за ней, плохо ориентируются в жизни и обычно у них нет четкого плана действий на завтрашний день.  Они неуверенно идут по жизни.  Обувь говорит о многом.
Время от времени мне очень хочется описывать отрывки из той жизни.  Перебирая моменты, я не знаю, на каком из них остановиться:  зябкое весеннее утро, золотистое солнце только поднялось над крышами домов, я гуляю  на стадионе школьного двора с собакой и стараюсь держаться подальше от соседей, которых я не знаю, а общаться не позволяет уровень английского.  Стесняюсь.

Или, момент, когда луч янтарного февральского солнца пересекал гостиную, плавно продолжая линию на желтой скатерти, за столом сидят наши близкие друзья, приехавшие посмотреть новый дом - мы смеемся, из кухни вкусно пахнет пирогами.

Или, тот самый момент, когда мы только приехали и вошли в дом... Наш дом.  Когда мы сидели с собакой на диване и ждали, когда Z. перевезет оставшуюся часть вещей.  И боялась пошевелиться - я не знала, что и как работает в том доме и мы сидели так час, не шелохнувшись, на цветастом диване.  А потом вышли на короткую прогулку - февральский вечер, на улице никого, морозно, снег, темно... И я никого не знаю.  Никого, ни единой живой души.  Мне страшно и тоскливо, и в душе какое-то замершее чувство тоски и вместе с тем, чутье мне подсказывало, что бояться нечего, все хорошо, компас настроен верно и я не буду сожалеть о переезде...  Где-то очень глубоко все же было чувство равновесия и благодати.
Read more...Collapse )

Apr. 14th, 2016

В который раз хочу начать писать.  Много красиво, как когда-то было.  Много воды утекло с тех пор, как я печатала и ночью под светом Луны, и днем, под пение птиц и под оранжевые закаты.
Внутри - переливы мелодий, картин, красок, ароматов - воспоминания.  Снаружи - усталость и вытягивание себя за шиворот по делам.
Я уже не говорю о том, чтобы написать что-то вразумительное.  Мысли спутаны буднями, будни тонут в работе, работа надоела.  До такой степени, что нашла другую.  Сейчас время transition.
Приятно ходить на работу и занть, что уже почти никому ничего не должна, смотреть (что не очень хорошо, знаю, но такова увы натура), поверх на коллег.  Хотя осознаю, что глупо.
Три года шикарнейшей практики, прекрасного общения, обретения навыков.
Но, стало скучно, да.  Раньше считала себя человеком усидчивым и любящим монтонную работу.  Жизнь и практика показывает все в точности наоборот.  Я все еще усидчивая, но вот монотонность меня вводит в апатию.

...

Почему-то вспомнился момент - спешу в магазин на работу, Израиль, не самое жаркое время года, полдень; надеваю бледно-голубую любимую футболку. Яркий солнечный свет режет пополам кусок выбеленной стены.  И вот  аромат сухой глины, раскаленной штукатурки, только-что отглаженной футболки... И ветер по волосам, в лицо.  Теплый израильский ветер.

Опять здесь.

В тишине и без суеты.
Самые тяжелые уроки нашей жизни - это страхи наших родителей, крепко сидящие на задворках нашего подсознания.
Бороться с ними бессмысленно.  Можно только осознавать.

Сон.

Начну с позавчерашнего сна. После некоторых занятий меня не то, чтобы "колбасит", но всплывают все "скелеты" моего прошлого.  И они сами по себе безобидные, а вот эмоции, связанные с ними мне еще предстоит осознать и разложить по полочкам, а то и вовсе выкинуть за ненадобностью.

Так вот, сон, после нескольких дней воспоминаний о том человеке и событиях, связанных с ним, приснился сон. Будто бы прошло время, как и в жизни, и вот я по телефону договариваюсь с ним встретиться.  И что же?  Представьте какой-то пустырь, темный, за спиной аллея, по бокам которой растут старые чинары, впереди какой-то пустырь, где заканчивается стройка.  Таксист меня привез на то самое место, где мы условились встретиться.  По телефону он так и сказал: на том самом месте, где мы распрощались в прошлый раз.  Хорошо.  И вот, стою я на этом перекрестке и жду.  А темень - ночь, никого на улице и вдруг, на скорости подъезжает машина... джип, темно-синий.  А я испугалась сильно и побежала...  А во сне, перед тем, как окончательно проснуться, мысль:  так он и не мог быть на той, старой машине, лет сколько прошло - естественно, что у него другая машина.
И проснулась.  И на душе так было сопливо и грустно, от того, что не поговорила, не увидела.

И что это было?

И вот, почему...

Я опять мечусь между мыслями, душой, правилами, вбитыми в голову (так надо, это красиво-некрасиво) и тем, что есть я внутри.  Это я сопротивляется и часто внутри имеет настолько дикую, с точки зрения общей нормальности, теорию, что выносить ее перед людьми, кто привык к моему розово-сопливому образу немного страшновато.
Живет человек, вы каждое утро здороваетесь, возможно пьете вместе кофе, рассуждаете о жизни, людях, делитесь впечатлениями... но так и остается невыясненным: знаете ли вы человека напротив, как самого себя?  И вообще, имеете ли представление о самом себе?
Это все сравнимо с тем, если бы мама мальчика узнала, что он голубой... Нет, мама, наверное, приняла и поняла бы...  А вот, папа?  Так и наши знакомые:  они настолько привыкают к образу, который вы создали из многочисленных масок и "так надо", что когда наступает момент и вас тошнит от самого себя, вы боитесь показать себя настоящего.  Во-первых, многие от вас отвернутся, а вы этого и боитесь.  Во-вторых, многие вас осудят, а согласитесь, мы до сих пор во многом зависим от оценки общества.
С другой стороны, если человек машет у виска и уходит, стоит ли его останавливать? Пусть идет.
Перемены начались с того, что я выкинула все старые бумаги и документы периода 2006-2007 года.  Разумеется, документы и бумаги, изжившие себя за прошедшие три года.  Выкинула из гардероба кучу вещей, потому что не мое, не к лицу, не к настроению и вообще, не к селу не к городу.
Во мне много трусости по отношению к самой себе.  Куча страхов и страшков.  По сему, неорганизованность и отсутсвие самостоятельности.
Я вообще чувствую себя неудачником, хотя это же моя внутренняя проблема...
Вот так.

Вступление № 2.

На цыпочках... подойти за кулисами к портьеру... И заглянуть сквозь прорезь.  Постоять так с минуту, изучить лица в зале, увлеченные совсем другим спектаклем.  Прислушаться к своим внутренним ощущениям и желаниям. 
Потому что, пришло время.  Потому что, хочется теперь писать совершенно о другом.  Наверное, она опять выросла.  Прочитав в одной книге неизвестного автора:  пиши то, что взбредет в голову и не беспокойся о понимании тебя другими.  У них своих проблем и комплексов полно.  Поэтому, пиши то, что думаешь.  Здесь и сейчас.  Не то, что на поверхности и не то, что хотелось бы.. и не то, что как будто бы, но не так на самом деле.  Пиши.
А кто что подумает - это уже не твое дело.  Хотя, другой автор написал:  пиши так, чтобы твоя мама могла это завтра прочитать.
Наверное, я так не смогу.
Не ждали?
:)

Mar. 30th, 2007

Хуже истеричной женщины может быть только истеричный мужчина. Истеричный мужчина - это просто трындец полный, - на мой взгляд.